То, что написано ниже – попытка сформулировать в простых

и честных словах свою веру для своих неверующих друзей.

 

Да, я никогда не поверю:

в Бога, который «застает врасплох» человека, по слабости своей впадающего в грех

в Бога, который осуждает материю

в Бога, который неспособен дать ответ на мучительные вопросы человека искреннего и честного, который со слезами произносит : «я не могу»

в Бога, который любит боль

в Бога, который включает красный свет на человеческие радости

в Бога, который осушает разум человека

в Бога, который заставляет себя бояться

в Бога, которым можно злоупотреблять

в Бога, который отдает себя в монополию одной Церкви, одной нации, одной культуры, одной касты

в Бога, которому не нужен человек

В Бога-арбитра, который судит с готовым регламентом в руке

в Бога, неспособного улыбнуться, глядя на шалости и проделки людей

в Бога, который «играет» в людей, чтобы осудить их

в Бога, который «отправляет» в ад

в Бога, который не умеет ждать

в Бога, который всегда требует «пятерки» на всех экзаменах и испытаниях

в Бога, которому поклоняются те, кто осуждает человека

в Бога, неспособного понять, что «дети» любят разводить грязь, что они забывчивы и рассеянны

в Бога, который не дает человеку расти, покорять новое, меняться, перерастать самого себя, чтобы сделаться «почти Богом»

в Бога, который требует от человека отречься из-за своей веры от всего человеческого.

в Бога, который отвергает приглашение разделить с нами наши праздники и человеческие радости.

в стерильного Бога, разработанного в научном кабинете теологов и догматиков.

в Бога, для которого равно грешно радоваться при виде двух прекрасных ножек, отвлекаться от молитвы, клеветать на ближнего, красть зарплату рабочего и злоупотреблять властью.

в Бога, который осуждает чувственность

В Бога «ты мне за это дорого заплатишь!»

в Бога, которому нужны души, а не люди.

в Бога, который творит себе учеников, которые раздают свои задания по миру и равнодушны к личной истории каждого из своих братьев.

в Бога, которого проповедуют те священники, которые думают, что ад набит битком, а небеса почти пусты.

в Бога, который поддерживает статичную, костную, неподвижную церковь, неспособную каяться, совершенствоваться и развиваться.

в Бога, который отказывает человеку в свободе грешить.

в Бога, который «наказывает» раком, «насылает» лейкемию, который «делает» женщину неплодной, который «забирает» отца семейства, бросая пять человеческих существ в отчаяние и нищету.

в Бога, которому можно молиться только на коленях и которого можно встретить только в церкви.

в Бога, который не спасет тех, кто его не узнал, но кто его желал и искал.

в Бога, который не дает человеку возможности себя осудить.

в Бога, который не идет навстречу тому, кто его оставил.

в Бога, который не может открыться в глазах ребенка, прекрасной женщины или плачущей матери.

в Бога тех, кто молится, чтобы другие в это время работали.

в Бога, которому нельзя молиться на пляже.

в Бога, для которого люди ценны не сами по себе, а в зависимости от того, что они представляют или что имеют.

в Бога, которому друг тот, кто проходит по земле, никого не сделав счастливым.

в Бога, который не есть любовь и который не превращает в любовь все, к чему прикасается.

 

Да, мой Бог – это другой Бог.

Мой Бог – это не суровый непроницаемый бог

бесчувственный, невозмутимый стоик.

Мой Бог хрупок.

Мы с Ним одной породы:

Он – моей,

а я – Его.

Он человек, а я почти Бог.

Чтобы я мог вкусить божественное,

Он полюбил мою слякоть.

Любовь сделала хрупким моего Бога.

Мой Бог хотел есть и спать.

Мой Бог отдыхал.

Мой Бог был внимательным.

Мой Бог раздражался, был пристрастным и был нежным, как ребенок.

Мой Бог был вскормлен матерью и через нее впитал всю нежность женского начала.

Мой Бог дрожал перед смертью.

Он никогда не любил боль, никогда не был другом Недуга. Поэтому Он исцелял увечных.

Мой Бог пережил изгнание,

Его преследовали и Ему рукоплескали.

Он любил все человеческое, мой Бог:

Вещи и людей, хлеб и женщину,

праведников и грешников.

Мой Бог был человеком своего времени.

Он одевался, как его современники,

говорил на диалекте своей земли,

работал своими руками,

кричал как пророки.

Мой Бог был слабым со слабыми

и был надменен с надменными.

Он умер молодым, потому что был искренен.

Его убили, потому что в его глазах была истина. Мой Бог умер без ненависти.

Он умер, прежде всего, извиняя и оправдывая,

а затем уже прощая.

Мой Бог хрупок.

Мой Бог порвал со старой моралью: зуб за зуб, с мелочной местью, чтобы открыть новые горизонты силы любви.

Моего Бога швыряли оземь - раздавленный, преданный, оставленный и непонятый,

Он продолжал любить.

Поэтому мой Бог победил смерть.

Поэтому в его руках новый плод Воскресения.

Поэтому и все мы на пути к Воскресению – люди и вещи.

Многим труден этот мой хрупкий Бог.

Мой Бог, который плачет,

Мой Бог, который не защищается.

Он труден, этот мой Бог, оставленный Богом.

Мой Бог, который должен умереть, чтоб восторжествовать.

Мой Бог, который сделал вора и преступника первым святым своей Церкви.

Мой молодой Бог, который умирает по политическому обвинению.

Мой Бог, священник и пророк, Который подвергается унизительной смерти -

Первым за историю всех инквизиций.

Да, он труден, мой хрупкий друг жизни.

Мой Бог, который был искушаем,

Мой Бог, на лбу которого выступал кровавый пот, прежде, чем он принял волю Отца.

Он труден этот мой Бог, этот мой хрупкий Бог для тех, кто думает, что торжествовать можно, только побеждая, а защищаться – убивая.

Для тех, для кого спасение – это усилие, а не подарок, для тех, кто считает все человеческое грехом, для тех, для кого святой – это стоик, а Христос – ангел.

Он труден мой Хрупкий Бог

Для тех, кто все еще мечтает о Боге,

Непохожем на людей.